Дети войны и бюрократия – жительница п.Сергеевка до сих пор не может получить статус блокадницы

    «Вы так чувственно и проникновенно читали это стихотворение, что мне на мгновение показалось, будто я сам побывал на войне, увидел все её ужасы, прочувствовал страх и боль людей, живших в то тяжёлое время! Спасибо Вам огромное за эти непередаваемые эмоции, за возможность услышать Вас, послушать интересные, потрясающие, хоть и жуткие моментами истории!».

   Такие слова благодарности в свой адрес принимает жительница п. Сергеевка Кулинич Галина Ивановна, особенно после прочтения любимого стихотворения её мамы, которая назвала его «Наказ на будущее потомкам», поскольку автор его неизвестен. Она одна из тех, кто на себе ощутил тяготы войны ещё в детском возрасте, и желание рассказывать, и о страшных событиях, и о подвигах наших соотечественников не покидает её по сей день. Но, к сожалению, в последние годы женщина не может поделиться своими воспоминания на мероприятиях, куда приглашают ветеранов ВОВ и тех, кто смог выжить в условиях войны. Формальность обязывает в письменном виде подтвердить статус блокадницы, который фактически имеет Галина Ивановна, но удостоверить который оказалось целью недостижимой.

 

   Галина Ивановна родилась в Ленинграде 27 июля 1939 года, а уже 8 сентября 1941 началась блокада города. Здесь маленькая Галя и пробыла всё время, что город находился в окружении гитлеровской армии. Мама Галины Ивановны, Хадеева Татьяна Дмитриевна работала в военном госпитале, при нём она и жила с Галей. Как рассказывает женщина, таких детей называли «Дети госпиталя». Отец ушёл на Финскую войну ещё в 1939 году. Как сообщили позже, самолёт, в котором находился отец Галины Ивановны, 2 января 1944 ушёл под лёд, и больше вестей о нём не было.  

   Одним из самых тяжёлых периодов блокады, конечно, был голод. Галина Ивановна была в числе тех, кому голод не оставил сил ходить, и двигаться в целом. Женщина до сиры пор хорошо помнит это чувство голода: она сама лежала в госпитале среди таких же беспомощных детей. Рассказывает, что уже после снятия блокады, когда уже лучше была организована поставка продовольствия, в госпитале женщина раздавала определённое количество сухарей на каждого, которые в очень истощённом состоянии можно было только рассасывать. Было очень сложно осознать, что продукты имелись, и запасы делать не было острой необходимости. По словам Галины Ивановны, она очень тогда разозлилась на эту женщину, не давшей ей лишнюю горсть сухарей спрятать под подушку.  

   Жуткие моменты рассказывала мама Галины Ивановны. Госпиталь, где работала Татьяна Дмитриевна представлял собой трёхпалубный теплоход. Во время обстрелов в госпиталь попал снаряд, были пробиты две верхние палубы, раненых солдат просто раскидало в разные стороны. Чтобы спастись, матери Галины Ивановны нужно было перейти с кармы теплохода в носовую часть. Бежать пришлось по палубе, по щиколотку залитой человеческой кровью.

   Но были в то тяжёлое время моменты жизни, вызывающие и приятные эмоции, и чувство гордости. Галина Ивановна вспоминает о том, что была в группе детей, которые специально разучивали стихи, ходили по госпиталям и рассказывали их раненым солдатам. А те, чтобы хоть как-то отблагодарить, передавали из своих запасов немного хлеба, сахара, перловки.  

   Галина Ивановна пробыла в военном Ленинграде до 1945 года, затем её отправили на реабилитацию в санаторий в Карелию, где она провела примерно полгода, после пребывала в южных регионах СССР.  

   В Ленинграде Галина Ивановна получила высшее экономическое образование. После окончание института, в середине 60-ых годов женщина переехала в г. Мурманск, где работала в планово-экономическом отделе Управления рыбного порта.  

   Муж у Галины Ивановны был человеком военным, поэтому переезд из одного конца страны в другой, было делом обычным.  Вот и в 1978 году перебралась Хабаровский край, в п. Сергеевка. После приезда работала в Сергеевском совхозе в сфере животноводства на разных специальностях: дояркой, оператором дойных машин и др. А в 80-е годы трудилась на трёх работах.  

   В 50 лет Галина Ивановна ушла на пенсию, но об отдыхе говорить не приходиться. Помимо семейных забот, она активно участвовала и продолжает участвовать в жизни посёлка. Главным делом было общение с детьми, когда Галина Ивановна ходила в школы и делилась воспоминаниями из военных лет, 7 лет проводила кружки по рукоделию и кулинарии.

   В 1974 году в жизни Галины Ивановны произошло печальное событие: умерла мама Татьяна Дмитриевна, которая незадолго до своей смерти взяла обещание у дочери, что она в своё время донесёт до людей все воспоминания о войне, и её, и маленькой Гали, чтобы они помнили, не забывали дети, какой это был страшный период в нашей истории, знали о подвиге того поколения, о детях, на плечи которых легли тяжелейшие испытания. Но Галина Ивановна и предположить не могла, что, стараясь исполнить обещание мамы, ей самой выпадет испытание, которое в определённый момент доведёт её до отчаяния.  

   В Сергеевке Галина Ивановна 12 лет проработала в Совете ветеранов, так что проблемы и нужды стариков знает очень хорошо. Тогда она довольно часто ходила в школы, чтобы рассказывать детям, подросткам о войне. Но в … в посёлке сменилось местное самоуправление, и женщине ясно дали понять, что пока она не предоставит удостоверение блокадницы, ни о каких посещений учебных заведений и участиях в мероприятиях, где можно было бы поделиться воспоминаниями о войне, творчеством на военную тему не могло идти речи.  

   Где-то в 2000-ом году Галина Ивановна отправила первый запрос в Центральный архив в Подольске Московской области. В ответе на него указали, что обращаться по поводу удостоверения статуса блокадницы следует в Ленинградское отделение архива. Галина Ивановна направила туда тот же запрос. Новости из архива Санкт-Петербурга пришли неутешительные: женщине посоветовали опять обратиться в Центральный архив Минобороны РФ. Всё что удалось узнать Галине Ивановне по запросам в архивы – это подтверждение того, что мама Татьяна Дмитриевна действительно работала в госпитале и получала с Галей пайки. На обращения в архивы страны ушло несколько лет.  

   Вторым этапом решения вопроса стало обращение Галины  Ивановны на телевидение. Она звонила в несколько редакций г. Хабаровска, объясняла свою ситуацию и просила по возможности как-то посодействовать в её проблеме. Женщине в помощи отказали, а в одной из редакций на её объяснение высказали недовольство: «Если у вас нет к нам конкретного вопроса, не занимайте наше время!»  

   После таких результатов Галина Ивановна не нашла больше в себе сил бороться. По словам женщины, было стойкое чувство беспомощности и обиды. Досадно было осознавать и то, что отказывают в помощи государственные структуры, но поступают звонки от неизвестных людей, желающих «помочь» предложением приобрести у них необходимое удостоверение за 300 тысяч рублей.  

   К сожалению, отказ, высказанный в подобной форме, был не последний. Поддержать и помочь Галине Ивановне вызвалась её невестка, решив обратиться за помощью к патриоту нашей страны и активному политическому деятелю Владимиру Вольфовичу Жириновскому. Обращение было направлено через сайт партии. Неизвестно, был ли ознакомлен с вопросом лично Владимир Вольфович, но через непродолжительное время выяснилось, что Госдума не занимается частными вопросами граждан. Однако в решении этого вопроса на местном уровне будет содействовать краевой депутат Сергей Безденежных.   

   В настоящее время, несмотря на неудачи в своей цели добиться официального статуса блокадницы, отказы в помощи и неуважительного отношения, Галина Ивановна твёрдо решила, что исполнит обещание, данное матери, чего бы ей это не стоило. Она готова вновь и вновь рассказывать о войне, о том, как пережили её с мамой, делиться творчеством на военную тему. Галина Ивановна уверена: мы должны знать, что война – это и страшное бедствие, смерть, голод, разруха, и герои, их подвиги, Великая победа. Мы обязаны уважать и беречь тех, кто из переживших войну ещё рядом с нами, обязаны знать и помнить, о тех, кто, не раздумывая отдал жизнь за наши жизни, за наше будущее!

 


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить